Признание торгов недействительными: отдельные аспекты содержания

Количество проводимых торгов растет в геометрической прогрессии, что в свою очередь детерминирует и увеличение количества споров по ним. Базируясь на вышеуказанном, можно констатировать актуальность и перспективность исследований в области признания торгов недействительными, а также  последствий признания их недействительными.

В соответствии со ст. 419 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), торги, проведенные с нарушением правил, установленных законодательством, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица. Признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги [3].

Согласно п. 9 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 4 апреля 2007 г. № 25 «О некоторых вопросах судебной практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о торгах», недействительность договора, заключенного на торгах, проведенных с нарушением установленных правил, следует рассматривать как последствие признания торгов недействительными [12].

Необходимо отметить, что состоявшиеся торги не всегда влекут заключение договора. Согласно п. 5 ст. 418 ГК лицо, выигравшее торги, и организатор торгов подписывают в день проведения аукциона (конкурса) протокол о результатах торгов, который имеет силу договора [4]. В юридической литературе высказывалось мнение о том, что оформляемый в этом случае протокол имеет характер предварительного договора, поскольку его целью является заключение основного договора [13, с. 49].

Н. Н. Тупикин считает, что следует различать последствия недействительности торгов на право заключения договора и последствия недействительности заключенных по их результатам договоров. Обосновывая свою позицию тем, что недействительность предварительного договора (протокола) характеризуется в качестве последствия признания торгов недействительными. А недействительность протокола порождает недействительность договора, заключенного по результатам торгов [15, с. 14].

Следует указать, что в процессе организации и проведения торгов мы имеем дело со сложным фактическим (юридическим) составом, характерной особенностью которого является наличие четко определенной последовательности соответствующих юридических фактов. Как справедливо указывал О. А. Красавчиков, отсутствие одного из элементов такой совокупности приводит «к омертвлению» не только юридического состава в целом, но и отдельных его частей. Кроме того, «выпадение» даже одного из элементов обуславливает его существенное изменение [8, с. 59].

Схожей позиции придерживается С. П. Гришаева: «Сделки, совершаемые в ходе проведения торгов, и договор, заключаемый по результатам их проведения, рассматриваются как единый юридический состав. Недействительность части этого состава влечет недействительность завершающего торги договора» [5].

Можно выразить точку зрения, солидаризуясь с Л. Н. Долгополовой, что весь процесс заключения договора по результатам торгов – это юридический состав, в котором все юридические факты должны иметь определенную последовательность. В связи с этим, в случае признания недействительными торгов на основании недействительности преддоговорной процедуры или, например, признания порочным решения о самом проведении торгов, разрушается весь юридический состав процесса конкурентного отчуждения имущества. «Исцелить» такой процесс невозможно, поскольку отсутствует основание, по которому такой договор должен быть заключен [14, с. 274].

Исходя из вышеизложенного, можно заключить, что последствиями признания торгов недействительными являются недействительность протокола о результатах торгов, а также договора, заключенного по их итогам.

Необходимо отметить, что нарушение правил проведения торгов не может служить основанием для признания недействительным договора, заключенного по результатам торгов, если сами торги не признаны судом недействительными [12].

Таким образом, последствием нарушения правил проведения торгов будет признание таких торгов недействительными; а уже последствием недействительности торгов будет недействительность протокола о результатах торгов, а также договора, заключенного по их итогам.

Вместе с тем необходимо учитывать, что п. 1 ст. 419 ГК содержит лишь одно из возможных оснований недействительности договора, заключенного на торгах, а именно признание недействительными торгов по мотиву нарушения установленных законодательством правил их проведения. Поэтому точнее говорить о том, что специальным основанием недействительности договора, заключенного в результате торгов, выступает нарушение правил проведения торгов [6, с. 72].

В то же время заключенный на торгах договор, как гражданско-правовая сделка, может быть признан судом недействительным по общим основаниям, предусмотренным § 2 гл. 9 ГК, независимо от признания недействительными проведенных торгов [12].

В связи с этим интерес представляет следующий пример из судебной практики. Между РУП «С» и ООО «Э» заключен договор купли-продажи, в соответствии с которым ООО «Э» обязалось поставить истцу дождевую заслонку, а РУП «М» – оплатить стоимость данного товара в размере 1901511000 руб. Договор был заключен по результатам торгов – конкурса. Позднее приговором суда был установлен факт вступления должностных лиц РУП «С» и ООО «Э» в преступный сговор на хищение бюджетных денежных средств в ходе проведения торгов: ими представлены подложные документы, касающиеся стоимости товара; следствием сговора стало умышленное завышение ценового предела товара, а сумма превышения стоимости дождевой заслонки составила 828271312 руб. В связи с обнаружением и установлением факта преступного сговора РУП «М» заявлены требования о признании сделки частично недействительной.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований на том основании, что торги до момента рассмотрения спора не оспаривались. С данным выводом согласилась апелляционная инстанция хозяйственного суда. Кассационная инстанция отменила вышеуказанные решения. Свою позицию она обосновала тем, что договор, заключенный на торгах, как гражданско-правовая сделка может быть признан судом недействительным по общим основаниям, предусмотренным ГК, независимо от признания недействительными проведенных торгов. В данном случае должностными лицами представлены фиктивные документы для обоснования стоимости дождевой заслонки, что установлено приговором суда, имеется сговор на завладение бюджетными средствами в части превышения стоимости товара над суммой закупки, что, в свою очередь, является основанием для удовлетворения иска [10, с. 48].

Исходя из содержания приведенного спора и позиции кассационной инстанции сделка признана недействительной в части превышения стоимости товара над суммой закупки. Обоснованным представляется мнение Ю. А. Амельчени и О. А. Бакиновской, что в отличие от ничтожных сделок, когда суд вправе установить факт ничтожности сделки по своей инициативе и применить последствия недействительности ничтожной сделки, признать оспоримую сделку недействительной по своей инициативе суд не вправе [1].

Таким образом, можно сделать вывод, что признание недействительными договоров, заключенных на торгах, может осуществляться как по специальным (ст. 419 ГК – признание торгов недействительными влечет автоматическую недействительность договора, заключенного в их итоге), так и по общим основаниям (§ 2 гл. 9 ГК).

Неотъемлемым элементом начала любого спора о признании торгов недействительными является подача искового заявления в суд. Правильно составленный иск является залогом победы в споре, в связи с этим особый интерес представляет вопрос определения сущности исковых требований по делам о признании торгов недействительными.

В. С. Каменков считает, что если торги, проведенные с нарушением установленных законодательством правил, будут признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица, недействительным признается и договор, заключенный с лицом, выигравшим торги [7]. Следовательно, заявление самостоятельного искового требования о признании недействительным договора, заключенного в результате торгов, не нужно. Т. В. Батракова полагает, что договор, заключенный в результате проведения торгов, аннулируется автоматически при признании недействительными торгов, поэтому заявления самостоятельного искового требования о признании недействительным этого договора, если оспариваются торги, не требуется [2]. Ю. А. Амельченя и О. А. Бакиновская утверждают, что обращение в суд с требованием о признании недействительным заключенного на торгах договора также не требуется [1].

Однако Президиум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, рассмотрев материалы изучения и обобщения судебной практики по спорам, связанным с применением законодательства о торгах, сформулировал следующие рекомендации по этому поводу: «Иск о признании недействительными торгов и заключенного по их результатам договора (протокола, имеющего силу договора) следует рассматривать как содержащий два неимущественных исковых требования, каждое из которых подлежит оплате государственной пошлиной» [12].

Также Президиум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь указывает, что иск о признании недействительными проведенных судебным исполнителем торгов, независимо от количества выставленных на торги лотов, относится к неимущественному спору и подлежит оплате государственной пошлиной как за одно неимущественное требование [12].

В соответствии со ст. 254 Налогового кодекса Республики Беларусь (далее – НК) при подаче искового заявления, содержащего требования о признании сделки недействительной (установлении факта ничтожности сделки) и применении последствий ее недействительности, государственная пошлина уплачивается отдельно за каждое требование, при этом за требование о применении последствий недействительности (ничтожности) сделки уплачивается государственная пошлина в зависимости от характера последствий, о применении которых указано в исковом заявлении [9].

Таким образом, на основании вышеизложенного, можно констатировать, что законодателем не в полной мере учтена специфика недействительности договора, заключенного на торгах, по специальному основанию (ст. 419 ГК). В связи с тем, что при признании торгов недействительными по указанному условию происходит автоматическое аннулирование договора, подписанного по их итогам. Представляется, что исковым требованием для данной категории дел должно быть только признание торгов недействительными.

Следует указать, что при подаче искового заявления и определении его предмета следует учитывать специфику оснований признания договора, заключенного путем проведения торгов, недействительным  (общих, специальных). Полагаем, что при подаче искового заявления по специальному основанию (ст. 419 ГК) в качестве предмета иска следует указывать признание торгов недействительными; при подаче искового заявления по общему основанию (§ 2 гл. 9 ГК) – признание недействительным договора либо его части, заключенного в результате торгов.

На основании вышеизложенного, следует внести соответствующие изменения и дополнения в НК в части корректировки положений по вопросу взимания государственной пошлины по делам о признании торгов, а также договоров, заключенных по их итогам, недействительными.

Следующим аспектом, на который нельзя не обратить внимание, выступают расходы организаторов торгов, связанные с применением последствий их недействительности.

Необходимо отметить, что в действующем законодательстве полностью отсутствует правовая регламентация вышеуказанного момента.

Обратимся к опыту Российской Федерации в исследуемой области отношений. Так, проектом Федерального закона Российской Федерации № 45538-6 «О внесение изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации»  предлагается изложить п. 1 ст. 449 Гражданского кодекса Российской Федерации в следующей редакции: «Расходы организатора торгов, связанные с применением последствий недействительности торгов и необходимостью проведения повторных торгов, распределяются между лицами, допустившими нарушения, повлекшие признание торгов недействительными» [11]. По нашему мнению, данная норма является вполне удачной и может быть заимствована для правового регулирования отношений в анализируемой сфере.

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы и предложения.

Последствием нарушения правил проведения торгов будет признание таких торгов недействительными; а уже последствием недействительности торгов будет недействительность протокола о результатах торгов, а также договора, заключенного по их итогам.

Признание недействительными договоров, заключенных на торгах, может осуществляться как по специальным (ст. 419 ГК – признание торгов недействительными влечет автоматическую недействительность договора, заключенного в их итоге), так и по общим основаниям (§ 2 гл. 9 ГК).

Представляется, что при подаче искового заявления и определении его предмета следует учитывать специфику оснований признания договора, заключенного путем проведения торгов, недействительным  (общих, специальных). Полагаем, что при подаче искового заявления по специальному основанию (ст. 419 ГК) в качестве предмета иска следует указывать признание торгов недействительными; при подаче искового заявления по общему основанию (§ 2 гл. 9 ГК) – признание недействительным договора либо его части, заключенного в результате торгов.

Полагаем, что следует внести соответствующие изменения и дополнения в НК в части корректировки положений по вопросу взимания государственной пошлины по делам о признании торгов, а также договоров, заключенных по их итогам недействительными.

Список использованных источников:

1. Амельченя, Ю. А. Некоторые аспекты недействительности торгов : соотношение норм Гражданского кодекса Республики Беларусь и законодательства о государственных закупках / Ю. А. Амельченя, О. А. Бакиновская // Консультант Плюс : Беларусь. Версия Проф. [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2013.

2. Батракова, Т. В. Каков порядок подачи искового заявления о признании недействительными торгов в отношении имущества должника-субъекта хозяйствования, проведенных в рамках исполнительного производства? / Т. В. Батракова // Консультант Плюс : Беларусь. Версия Проф. [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2013.

3. Гражданский кодекс Республики Беларусь : Закон Респ. Беларусь, 7 дек. 1998 г., № 218-З : в ред. Закона Респ. Беларусь от 05.01.2013 // Консультант Плюс : Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2013.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) : Федеральный Закон РФ, 21 октяб. 1994 г., N 51-ФЗ : в ред. Федерального Закона РФ от 27.06.2012 [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». – Режим доступа : локальный. – Дата обновления 19.08.2013.

5. Гришаева, С. П. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / С. П. Гришаева, А. М. Эрделевского // [Электронный ресурс] / Справочно-правовая система «Консультант Плюс». – Режим доступа : локальный. – Дата обновления 21.09.2013.

6. Груздев, В. В. Возникновение договорного обязательства по российскому гражданскому праву / В. В. Груздев. – М. : Волтерс Клувер, 2010. – 272 с.

7. Каменков, В. С. Заключение хозяйственного договора на торгах. Признание торгов недействительными / В. С. Кменков // Консультант Плюс : Беларусь. Версия Проф. [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2013.

8. Красавчиков, О. А. Юридические факты в советском гражданском праве / О. А. Красавчиков. – М. : Госюриздат, 1958. – 450 с.

9. Налоговый кодекс Республики Беларусь (Особенная часть) : Закон Респ. Беларусь, 29 дек. 2009 г., № 71-З : в ред. Закона Респ. Беларусь от 26.10.2012 // Консультант Плюс : Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2013.

10. Обзор постановлений Кассационной коллегии Высшего Хозяйственного Суда / Н. Д. Мадунин // Вестн. Высш. Хоз. Суда Респ. Беларусь. – 2011. – № 3. – С. 48-49.

11. О внесение изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации : Проект Федерального Закона РФ, № 47538 [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». – Режим доступа : локальный. – Дата обновления : 19.09.2013.

12. О некоторых вопросах судебной практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о торгах : постановление Президиума Высшего Хозяйственного Суда Респ. Беларусь, 4 апр. 2007 г., № 25 // Консультант Плюс : Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2013.

13. Правовая природа конкурса / Е. В. Каган // Хозяйство и право. – 2011. – № 2. – С. 47-51.

14. Признание договора, заключенного на торгах недействительным: мат-лы межд. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы науки и практики цивильного, жилищного и семейного права», Харьков, 15 янв. 2013 г. / Нац. ун-т «Юрид. акад. Украины им. Я. Мудрого» ; редкол. : А. И. Федоров (отв. ред.) [и др.]. – Харьков, 2013. – 370 с.

15. Тупикин, Н. Н. Правовая природа обязательств, возникающих при проведении торгов на право заключения договора аренды недвижимого имущества : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.03 / Н. Н. Тупикин ; Московский гос. юрид. академия им. О. Е. Кутафина. – М., 2012. – 47 с.