РЕКОМЕНДАЦИИ КРУГЛОГО СТОЛА по теме: «Преступления против собственности: проблемы правоприменения и законодательства»

состоявшегося 30 апреля 2009 г.

В целях выработки единых подходов в сфере уголовно-правового противодействия преступлениям против собственности в Республике Беларусь 30 апреля 2009 года Национальным центром законодательства и правовых исследований Республики Беларусь был проведен «круглый стол», в котором приняли участие представители Главного экспертно-правового управления Секретариата Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, Верховного Суда Республики Беларусь, Министерства внутренних дел Республики Беларусь, Академии Министерства внутренних дел Республики Беларусь, юридического факультета Белорусского государственного университета, Суда Центрального района г. Минска, Суда Фрунзенского района г. Минска, РУВД Ленинского района г. Минска.

Участники «круглого стола» констатировали актуальность проблематики «круглого стола» и своевременность его проведения.

Конституция Республики Беларусь гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности. Отношения собственности являются фундаментом социально-экономического развития белорусского общества. В то же время дифференциация и динамизм современных общественных отношений (в том числе и отношений собственности), последствия стагнационных процессов в мировой экономике выступают факторами, определяющими относительно высокий уровень преступных посягательств против собственности. Эти преступления оказывают негативное воздействие на социальные и экономические процессы, протекающие в государстве, неблагоприятно влияют на общее состояние преступности, выступают одной из причин, которые способны препятствовать росту материального благосостояния граждан Республики Беларусь и  развитию белорусской экономики в целом.

Государственные органы в Республике Беларусь уделяют всестороннее и пристальное внимание проблемам противодействия преступлениям против собственности. Однако, в науке уголовного права и правоприменительной практике имеют место неоднозначные подходы к квалификации преступных деяний, посягающих на отношения собственности, а также к применению мер уголовной ответственности за совершение указанных преступлений. Некоторые положения уголовного закона, которые посвящены преступлениям против собственности, требуют уточнения и более глубоко осмысления.
Это обусловливает необходимость обобщения научных изысканий, а также достижений правоприменительной практики по борьбе с преступлениями против собственности и выработки рекомендаций по разрешению актуальных проблем в рассматриваемой сфере.
По итогам обсуждения докладов и состоявшейся дискуссии участникам «круглого стола» предлагаются рекомендации, включающие следующие предложения:

I. Субъектам нормотворческой деятельности в процессе совершенствования уголовного законодательства о преступлениях против собственности целесообразно учесть следующее:

А) Ответственность за вымогательство имущества или права на имущество предусмотрена статьей 208 Уголовного кодекса Республики Беларусь от 9 июля 1999 года (далее – УК). В части первой данной статьи содержится исчерпывающий перечень способов совершения вымогательства, а именно: а) угроза применения насилия к потерпевшему или его близким; б) угроза уничтожения или повреждения их имущества; в) угроза распространения клеветнических или оглашения иных сведений, которые они желают сохранить в тайне.

На практике данное преступление может быть совершено и иными способами, не указанными в части первой статьи 208 УК. Вследствие этого представляется целесообразным наряду с предусмотренными способами совершения вымогательства в части первой статьи 208 УК в качестве способа совершения данного деяния предусмотреть угрозу причинения существенного вреда правам, свободам и законным интересам потерпевшего или его близких.

Б) Одними из способов совершения умышленных преступлений, в том числе и преступлений против собственности, являются обман и злоупотребление доверием. Уголовное законодательство не содержит легальных определений обмана и злоупотребления доверием как способов совершения умышленных преступлений. Вследствие этого в правоприменительной практике имеют место ошибки при квалификации умышленных преступлений (в том числе и преступлений против собственности), совершаемых путем обмана или злоупотребления доверием.

В целях единобразного понимания признаков обмана как способа совершения преступлений статью 4 УК целесообразно дополнить частью 131 следующего содержания: «Под обманом как способом совершения умышленного преступления понимается умышленное искажение истины либо умолчание о юридических фактах или иных юридически значимых обстоятельствах с целью введения лица в заблуждение относительно прав и обязанностей, принадлежащих данному лицу либо иным лицам».
Для единого понимания в теории и практике уголовного права такого способа совершения умышленных преступлений как «злоупотребление доверием», а также во избежание ошибок при квалификации преступлений, совершаемых путем злоупотребления доверием, считаем необходимым закрепить данное понятие в законе. В связи с этим статью 4 УК целесообразно дополнить частью 132 следующего содержания: «Под злоупотреблением доверием как способом совершения преступления понимается умышленное использование лицом предоставленных ему в силу нормативного правового акта, договора, служебных полномочий, осуществляемых им юридически значимых действий, правомочий во вред правам и законным интересам иного лица».

В) В соответствии с пунктом 25 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 г. № 15 «О применении судами уголовного законодательства по делам о хищениях имущества» при определении стоимости похищенного имущества следует учитывать цену, по которой оно было приобретено собственником (розничная, оптовая, рыночная, комиссионная или иная цена на день совершения преступления).

Вместе с тем, в одной и той же местности в одно и тоже время на одно и тоже имущество могут существовать различные цены. В подобном случае в соответствии с принципом справедливости при оценке такого деяния было бы желательно исходить при определении стоимости похищенного из средней стоимости данного имущества, которая существует в месте совершения преступления. Представляется целесообразным закрепление данного положения в пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 г. № 15.

Г) Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 34 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 г. № 15, в случае использования лицом изготовленных им фиктивных документов при совершении хищения его действия не требуют дополнительной квалификации по статьям 380 и 427 УК.

Однако подделка документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях использования такого документа уже образует состав оконченного преступления. Таким образом, использование лицом изготовленных им фиктивных документов для совершения хищения или причинения имущественного ущерба без признаков хищения должно квалифицироваться по совокупности преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена статьей 380 УК и статьями 205 – 212 или статьей 216 УК. В том случае, если субъектом преступления является должностное или иное уполномоченное лицо, в состав рассматриваемой совокупности вместо статьи 380 УК должна входить статья 427 УК.

Представляется оправданным закрепить данное положение в пункте 34 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 г. № 15.

Исходя из вышеуказанных аргументов, представляется необходимым из диспозиции части первой статьи 427 УК исключить слова «при отсутствии признаков более тяжкого преступления».

II. Правоохранительным и судебным органам в процессе расследования (рассмотрения) уголовных дел о преступлениях против собственности целесообразно учитывать следующие положения, касающиеся квалификации указанных преступлений:

А) В судебной практике при определении размера ущерба, причиненного преступлением против собственности, сложился подход, в соответствии с которым стоимость имущества, бывшего в употреблении, определяется по его балансовой и остаточной стоимости. Нередко балансовая или остаточная стоимость похищенного оказывается незначительной, в то время как оно обладает существенной потребительской стоимостью.

Поэтому более логичным видится определение стоимости такого имущества экспертом (например, с учетом стоимости имущества при его продаже с аукциона). В этой ситуации стоимость данного имущества должна была быть существенно выше, что соответствовало бы жизненным реалиям и принципу справедливости при привлечении к ответственности виновного лица.

Б) Важным объективным признаком хищения выступает способ его совершения. В качестве одного из способов хищений является обман.
Неправильное понимание содержания указанного способа совершения хищения приводит к ошибкам квалификации отдельных преступлений против собственности.
Полагаем необходимым обратить внимание, что в случаях, когда обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или иным владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж (например, когда лицо просит у владельца мобильный телефон для временного использования, а затем скрывается с похищенным телефоном).

В) Наряду с обманом в качестве способа совершения преступлений против собственности, ответственность за совершение которых предусмотрена статьями 209, 210, 211, 216 УК выступает злоупотребление доверием.

Мы полагаем, что обман и злоупотребление доверием как способы совершения отдельных преступлений против собственности могут сочетаться и дополнять друг друга при совершении преступления. На практике эти способы совершения преступления могут быть использованы вместе, но могут и не использоваться вместе. В то же время, злоупотребление доверием – это обладающий специфическими признаками самостоятельный способ совершения преступлений против собственности. Злоупотребление доверием и обман как способы совершения преступлений против собственности объективно различаются по содержанию и по форме.

Содержанием злоупотребления доверием выступает нарушение доверительных отношений, которые основаны на юридически обусловленных полномочиях одного лица по распоряжению имуществом другого лица в интересах последнего. Таким образом, содержание злоупотребления доверием проявляется в умышленном нарушении виновным предоставленных ему полномочий по распоряжению чужим имуществом.

Содержанием, соответственно, обмана являются обстоятельства, относительно которых виновный вводит в заблуждение потерпевшего. Эти обстоятельства могут касаться как объективных критериев (обман в личности, обман в предмете), так и субъективных критериев (обман в намерениях).

Разграничение злоупотребления доверием и обмана как способов совершения преступлений необходимо для того, чтобы выяснить в каждом конкретном уголовном деле, какой именно способ выбрал преступник для совершения того или иного преступления против собственности. Это во многом определяет степень общественной опасности совершенного преступления и имеет значение для индивидуализации ответственности. Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что суды при постановлении приговоров в большинстве своем вменяют обвиняемым совершение мошенничества или причинения имущественного ущерба без признаков хищения путем обмана и злоупотребления доверием. На самом же деле мошенничество или причинение имущественного ущерба без признаков хищения зачастую совершается лишь одним из указанных способов. Представляется, в данном случае имеет место избыточное вменение, что не допустимо с точки зрения соблюдения принципов законности и справедливости при назначении наказания.

Г) Особенностью разновидности хищения, предусмотренного статьей 212 УК, является способ посягательства на отношения собственности. Такое хищение может быть совершено путем изменения информации, обрабатываемой в компьютерной системе, хранящейся на машинных носителях или передаваемой по сетям передачи данных, либо путем введения в компьютерную систему ложной информации. Частью второй статьи 212 УК в качестве квалифицированного способа совершения данного деяния предусмотрен несанкционированный доступ к компьютерной информации.

Неправильное понимание указанных способов хищения, ответственность за совершение которых предусмотрена статьей 212 УК, приводит к ошибкам квалификации данного деяния.

Под введением ложной информации в компьютерную систему следует понимать введение в компьютерную систему информации, отличающуюся от той, которая должна быть введена в компьютерную систему при осуществлении определенной операции. Исходя из этого, введение злоумышленниками в компьютерную систему процессингового центра банка подлинного пин-кода банковской пластиковой карты, принадлежащей третьему лицу, не образует введения в компьютерную систему ложной информации. В этом случае содеянное следует квалифицировать по соответствующей части статьи 205 УК, а не статьи 212 УК.

Судебным и правоохранительным органам в процессе квалификации, хищений, совершаемых с использованием пластиковых банковских карт, следует учитывать, что несанкционированный доступ к компьютерной информации предполагает преодоление систем защиты, то есть нарушение установленных правил доступа к компьютерной информации. Это могут быть: противоправная расшифровка кода доступа, пароля, ключа; модификация программного обеспечения; изменение физических адресов технических средств и иные подобного рода манипуляции с использованием программных и аппаратных средств компьютерной техники.

Применение для завладения чужих денежных средств подлинного нерасшифрованного и немодифицированного пин-кода банковской пластиковой карты, принадлежащей третьему лицу, не может рассматриваться в качестве хищения с использованием компьютерной техники, сопряженного с несанкционированным доступом к компьютерной информации. В этом случае содеянное следует квалифицировать по соответствующей части статьи 205 УК, а не статьи 212 УК.

Д) Деяние, характеризующее объективную сторону преступления, предусмотренного статьей 216 УК («Причинение имущественного ущерба без признаков хищения»), может быть осуществлено посредством реализации злоумышленниками нескольких форм преступного поведения: 1) противоправное использование чужого имущества или возмездных услуг; 2) уклонение от уплаты или передачи должного (преступная экономия); 3) обращение виновным в свою пользу или пользу третьих лиц имущества, которое не поступило, но должно было поступить в собственность потерпевшего (лица, выполняющие работы или оказывающие услуги, но не обладающие полномочиями на получение с граждан денег за выполнение работ или оказание услуг, обратившие в свою пользу полученные деньги, несут ответственность за причинение имущественного ущерба без признаков хищения); 4) возложение виновным бремени своих расходов на потерпевшего.

Противоправное использование чужого имущества или возмездных услуг характеризуется действием, которое обладает следующими признаками: 1) виновный использует чужое имущество без его обращения в свою пользу или пользу третьих лиц; 2) виновный использует чужое имущество безвозмездно, то есть без предоставления потерпевшему какого-либо эквивалента; 3) виновный использует чужое имущество помимо воли потерпевшего и вопреки его интересам; 4) виновный использует чужое имущество в личных интересах или в интересах третьих лиц; 5) использование виновным чужого имущества в личных интересах или в интересах третьих лиц является противоправным, поскольку у виновного отсутствуют необходимые для этого юридические основания.

На практике возможны два вида противоправного пользования чужого имущества: нецелевое использование вверенного имущества и самовольное использование чужого имущества.

В первом случае виновный, злоупотребляя доверием собственника или законного владельца, осуществляет нецелевое использование чужого имущества, вверенного ему в рамках гражданско-правовых или трудовых отношений.

Во втором случае виновный самовольно использует в личных интересах или в интересах третьих лиц чужое имущество, к которому он вообще не имеет никакого отношения.

Уклонение от уплаты или передачи должного в отличие от противоправного пользования чужим имуществом характеризуется тем, что использование виновным чужого имущества или предоставляемых ему услуг является правомерным, то есть осуществляется на соответствующем юридическом основании. Противоправность данной формы причинения имущественного ущерба заключается не в использовании виновным чужого имущества или возмездных услуг помимо воли потерпевшего и вопреки его интересам, а в полном или частичном невыполнении виновным лежащей на нем обязанности по оплате правомерного использования чужого имущества или возмездных услуг.

Определенным сходством с хищениями обладает такая форма преступления, ответственность за совершение которого предусмотрена статьей 216 УК, как обращение виновным в свою пользу или пользу третьих лиц имущества, которое не поступило, но должно было поступить в собственность потерпевшего.

В отличие от хищений деяние, ответственность за совершение которого предусмотрена статьей 216 УК, характеризуется тем, что преступник завладевает имуществом, которое еще не находится в собственности потерпевшего, но должно было поступить в будущем в силу договора или прямого указания закона.

Возложение виновным бремени своих расходов на потерпевшегоимеет место в случаях, когда потерпевший помимо своей воли оплачивает услуги, которые оказывались для виновного, или оплачивает имущество, которое приобреталось для виновного. При этом преступник,непосредственно не завладевая чужими материальными ресурсами, опосредованно использует их для приобретения какого-либо имущества или оплаты каких-либо услуг (работ). Ущерб причиняется в результате реального уменьшения имущества, находящегося в собственности потерпевшего.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.